Об Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО)

Конвенция о запрещении химического оружия (КЗХО) вступила в силу 29 апреля 1997 г., в ней участвуют 192 государства. Российская Федерация ратифицировала КЗХО в ноябре 1997 г.

Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) является органом по осуществлению КЗХО. Целью Конвенции, как это зафиксировано в ее преамбуле, является полностью исключить возможность применения химического оружия .

Конференция государств-участников (КГУ) Конвенции - главный орган Организации, осуществляющий надзор за осуществлением Конвенции и принимающий меры по реализацию ее предмета и цели.

Исполнительный совет (ИС) подотчетен Конференции и содействует эффективному осуществлению и соблюдению Конвенции, осуществляет надзор за деятельностью Технического секритариата, сотрудничает с национальными органами по осуществлению Конвенции, созданными государствами-участниками, и рассматривает любую проблему или вопрос в рамках своей компетенции, включая озабоченности относительно соблюдения и случаи несоблюдения. В особо серьезных и экстренных случаях Исполсовет доводит вопрос о несоблюдении непосредственно до сведения Генеральной Ассамблеи ООН и ее Совета Безопасности.

Исполнительный совет состоит из 41 члена, избираемого на 2-летний период. На основе ротации в его состав может войти любое государство-участник. Совет формируется на основе представительства региональных групп: Африканской (9 членов), Азиатской (9), Восточноевропейской (5), Латиноамериканской (7), Западной (Западная Европа и другие государства - 10) и 1 государство-участник, назначаемое Азиатской и Латиноамериканской группами поочередно. Критериями членства в Исполсовете являются справедливое географическое распределение, значительность химической промышленности, политические интересы и интересы безопасности.

С целью обеспечения повседневной деятельности ОЗХО создан Технический секретариат (ТС), расположенный в Гааге (Нидерланды). ТС осуществляет проверочно-инспекционную деятельность с целью подтверждения выполнения положений КЗХО, оказывает помощь КГУ и ИС в выполнении ими своих функций и занимается выполнением других задач, порученных ему руководящими органами ОЗХО.

Возглавляет ТС Генеральный директор, который назначается Конференцией по рекомендации Исполсовета сроком на 4 года и может продлеваться не более чем еще на один срок. С июля 2009 г. на этом посту находится Ахмет Узюмджю (Турция).Решением 22-й сессии КГУ одобрена кандидатура постпреда Испании при ОЗХО Фернандо Ариаса Гонсалеса, который вступит в должность 25 июля 2018 года (срок окончания полномочий 24 июля 2022 года).

К вспомогательным органам ОЗХО относятся Научно-консультативный совет (НКС), Комиссия по конфиденциальности, Консультативный орган по административным и финансовым вопросам (КОАФ) и Комитет по связям со страной пребывания.

Ключевым событием 2017 года стало досрочное – на три года ранее установленного срока – завершение уничтожения Россией под эффективным международным контролем национальных запасов химического оружия. Последний химический боеприпас по указанию Президента Российской Федерации В.В.Путина был ликвидирован 27 сентября 2017 г. на объекте «Кизнер» (Удмуртская Республика). Россия уничтожила в общей сложности 39 тысяч 967 тонн отравляющих веществ.

Ранее в связи с завершением процесса ликвидации химоружия были выведены из режима проверки по Конвенции шесть объектов из семи, предусмотренных национальной программой уничтожения запасов химоружия. В третьем квартале 2015 г., помимо объектов «Горный» (Саратовская область) и «Камбарка» (Удмуртская Республика), где уничтожение химоружия было завершено в 2005 и в 2009 гг. соответственно, химоружие было полностью ликвидировано в 2016 г. еще на четырех российских объектах: «Марадыковский» (Кировская область), «Леонидовка» (Пензенская область), «Щучье» (Курганская область) и «Почеп» (Брянская область).

---------------------------------------------------------------------------------------------------

Александр Васильевич ШУЛЬГИН  - Посол, Постоянный представитель при ОЗХО

Игорь Станиславович ВИШНЕВЕЦКИЙ - Заместитель Постоянного представителя при ОЗХО

Новости

Назад

Выступление Г.В. Каламанова в ОЗХО

 

ВЫСТУПЛЕНИЕ

РУКОВОДИТЕЛЯ РОССИЙСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ, ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ПРОМЫШЛЕННОСТИ

И ТОРГОВЛИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Г.В.КАЛАМАНОВА

НА 89-Й СЕССИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО СОВЕТА ОЗХО   

        

        («Общие прения», 10 октября 2018 года)

    

 

Уважаемая г-жа Председатель,

Делегация Российской Федерации рада вновь приветствовать Вас во главе Исполнительного совета и хотела бы заверить в своей полной поддержке и готовности к конструктивному сотрудничеству, с тем чтобы эта сессия прошла максимально успешно.

Мы также хотели бы приветствовать посла Ф.Ариаса, который впервые присутствует на сессии Исполнительного совета в качестве Генерального директора. Желаем Вам всяческих успехов на этом ответственном посту. 

Российская Федерация, как и многие другие государства, считает нелегитимным решение, принятое 27 июня с.г. на специальной сессии Конференции государств-участников (КГУ) Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) с целью последующего наделения Технического секретариата ОЗХО функциями по «установлению виновных» в применении химического оружия (т.н. атрибуция). Такое восприятие навязанной ОЗХО странами Запада ситуации обусловлено целым рядом обстоятельств.

Во-первых, в случае его воплощения в жизнь путём принятия дополнительного решения на предстоящей 23-й сессии КГУ 19-20 ноября с.г. остро встанет вопрос о вторжении ОЗХО в сферу исключительных прерогатив Совета Безопасности ООН. Совет является единственным международным органом, имеющим компетенцию делать ключевые выводы и принимать решения, относящиеся к вопросам войны и мира.

Во-вторых, июньское решение противоречит положениям, самой сути и задачам КЗХО, выходит за рамки полномочий КГУ. Как все мы знаем, изменения принципиального характера в этот международный договор могут быть внесены только на основании Статьи XV КЗХО, т.е. путём созыва Конференции по рассмотрению поправок в соответствующие положения Конвенции. При этом Конвенцией предусматривается, что ни одно из государств не должно проголосовать против внесения предлагаемых поправок. Таким образом проводимая западными странами работа, нацеленная на реализацию заложенных в это решение идей, ведет к подрыву КЗХО и углублению раскола в Организации.

В-третьих, в связи с процедурными лакунами это решение было принято абсолютным меньшинством государств-участников КЗХО - 82 из 193. То есть, по сути, предложенное решение не поддержало 111 присоединившихся к Конвенции стран.

Вышеупомянутое решение вообще не предусматривает создания какой-либо структуры по атрибуции, и то, что предлагает Техсекретариат, не более чем прожектёрство, мотивированное иными соображениями, нежели заботой о целостности, универсальности и авторитете КЗХО.

Так, нам уже сегодня вопреки ранее принятым консенсусным  решениям в ОЗХО об исключении роста бюджета Организации предлагают согласиться с бюджетом ОЗХО на 2019 г., в котором предусмотрено его увеличение более чем на 4 млн. евро. Эти средства планируется непосредственно или опосредованно израсходовать на цели политически мотивированной атрибуции.

При этом обновленный проект программы и бюджета ОЗХО был внесён 31 августа с.г., т.е. с нарушением Статьи 3.4. Финансовых положений и правил ОЗХО, в соответствии с которой бюджетные дополнения должны быть представлены минимум за 8 недель до заседания. Вопрос - чем же на самом деле обусловлена такая спешка с представлением кадровых и бюджетно-финансовых «инноваций» Техсекретариата вопреки ранее принятым в ОЗХО решениям по оптимизации практической деятельности Организации.

К нашему сожалению, со стороны Великобритании на различных международных площадках и в СМИ продолжают звучать несостоятельные обвинения в том, что Россия якобы причастна к отравлению токсичными химикатами в марте с.г. в Солсбери. Подспудно Великобританией проводится параллель с инцидентом в Эймсбери в июне с.г.

Голословно заявляется, что якобы Россия имеет мотивы и возможности для применения так называемого «Новичка» в Солсбери. Вместе с тем ни лаборатория ОЗХО, ни назначенная Техсекретариатом лаборатория для проведения оценки, ни лаборатория в Портон-Дауне просто не в состоянии определить страну происхождения отравляющих веществ из Солсбери и Эймсбери. Более того, в нарушение положений Статьи VIII КЗХО, к которой апеллирует Лондон, Техсекретариат ОЗХО, по сути, подтверждает выводы национального расследования Великобритании, а не оказывает  техническую помощь как это предусмотрено. Техсекретариат не может принимать мандат на проведение каких-либо расследований, формулирование собственных выводов, а также осуществление «независимой верификации» результатов национальных расследований государств-участников КЗХО.

В очередной раз ответственно заявляем - в нашей стране вещество под принятым на Западе названием «Новичок» никогда не производилось и не накапливалось. Вместе с тем в высокотехнологичных химических лабораториях западных стран после вступления Конвенции в силу и принятия на себя обязательств проводились исследования структуры не менее сотни соединений, в той или иной степени имеющих отношение к т.н. «Новичкам». Об этом свидетельствуют сведения, поступающие в том числе из открытых источников. Только в США выдано более 140 патентов, связанных с защитой от воздействия и даже боевым применением отравляющих веществ этого типа. И нет никакого сомнения в том, что в Великобритании работы с «Новичками» велись и ведутся в лаборатории Министерства обороны в Портон-Дауне, находящейся в непосредственной близости от Солсбери и Эймсбери. Не в этом ли кроется первопричина отказа Лондона действовать в соответствии с положениями Статьи IX КЗХО для прояснения этой эфемерной истории.

Именно поэтому ещё в мае 2018 г. Российская Федерация официально передала в Техсекретариат ОЗХО 300-страничный документ с перечислением порядка 1000 дополнительных соединений, которые мы считаем целесообразным изучить с точки зрения внесения изменений в Приложение к КЗХО по химикатам.

Рассматриваем продолжающиеся инсинуации со стороны Великобритании как прямое неуважение к КЗХО и странам-членам ОЗХО. Организация официально подтвердила, что в сентябре 2017 г. в России под строгим международным контролем было завершено уничтожение всех национальных запасов химического оружия. Однако, как и предписано Конвенцией, в России продолжаются регулярные инспекции ОЗХО на бывших объектах по производству химоружия, включая те, которые были конверсированы для не запрещённых Конвенцией целей, а также в производственных зонах предприятий химической промышленности, подпадающих под установленные в Конвенции критерии. Каких-либо нарушений не выявлено.

И все эти непреложные факты абсолютно игнорируются ограниченным кругом государств-участников КЗХО, которые в угаре антироссийской эйфории даже прибегают к экстерриториальным санкциям, попирая тем самым Устав ООН и общепризнанные нормы международного права. Кстати, главным инициатором таких санкций являются США, которые, имея все необходимые финансовые, материальные, людские и технологические ресурсы, до сих пор не избавились от своих запасов химического оружия, продолжая владеть значительным арсеналом. Представители США регулярно нам рассказывают о своих, с позволения сказать, успехах в проведении так называемой систематизации работ. По факту же никакого уничтожения не ведется на протяжении последних нескольких лет. Настоятельно призываем Вашингтон взвесить свои возможности относительно ликвидации объявленного (!) химоружия и, следуя нашему примеру, сделать это раньше заявленного срока в строгом соответствии с положениями Конвенции.  

Вынуждены еще раз коротко затронуть тему сирийского «химического досье». Противники законных сирийских властей без устали твердят о виновности правительственных войск в применении химического оружия против гражданского населения. Якобы, на этот счет имеются подтверждения в докладах СМР, основанных на информации, собранной МУФС. Но кто дает эту псевдо-информацию? Это - ангажированные и «кормящиеся с руки» правительств США, Великобритании и других стран разрекламированные ими НПО типа «Белые каски». Сейчас «белокасочники» бегут из Сирии. Они полностью дискредитировали себя даже в глазах своих западных спонсоров. Дело доходит до того, что те самые западные страны, которые на протяжении долгого времени поднимали на щит эту, с позволения сказать, НПО теперь вообще отказываются принимать на своей территории ее активистов после того, как ознакомились с их личными делами.

Мы будем и впредь разоблачать подоплеку грязной провокационной игры, которая продолжается группой стран во главе с США против законного правительства САР при помощи подтасовок фактов и вброса фейковых сделанных на заказ видеороликов представителями «Белых касок» и тому подобными структурами. 

О какой целостности КЗХО и авторитете ОЗХО можно говорить, когда на площадке нашей сугубо технической Организации «бал правят» пресловутая евроатлантическая солидарность и блоковая дисциплина в угоду геополитическим амбициям отдельно взятых государств на многострадальном Ближнем Востоке, да и за его пределами. В таких условиях абсолютная универсальность Конвенции с привлечением всех государств мира в ОЗХО не будет достигнута  никогда. Мириться с таким положением дел просто недопустимо.

Призываем вспомнить об истинном предназначении КЗХО, её целях и задачах, и восстановить некогда присущий ОЗХО дух консенсуса и равноправия всех государств-участников этого одного из наиболее успешных нераспространенческих режимов.

Наступает решающий этап в подготовке к четвертой Обзорной конференции государств-участников Конвенции до которой осталось  чуть больше месяца. Ведется интенсивная работа в группе открытого состава под председательством постпреда Индонезии г-на Пуджи, которому мы признательны за его усилия. Надеемся, что в итоге мы сможем выработать общие подходы, которые будут пользоваться консенсусной поддержкой. 

Г-жа Председатель,

В выступлениях ряда делегаций прозвучали инсинуации в наш адрес в якобы организации киберпреступлений по всему миру Российская Федерация решительно отвергает все обвинения в якобы имевшей место подготовке представителями России кибератака против ОЗХО в апреле с.г.

Ответственно заявляем, что ничего тайного в поездке российских специалистов, якобы замышлявших противоправные действия, о чем сообщалось в западных СМИ, в Гаагу в апреле с.г. не было. Это была рутинная поездка, они не прятались – ни когда прилетели в аэропорт, ни когда селились в гостиницу, ни когда посещали наше Посольство. Наших людей задержали, ничего им не объяснили, не дали связаться с представителями Посольства, а попросили уехать. Все это выглядело как недоразумение, тем более что в апреле в связи с этим инцидентом никаких протестов или демаршей в наш адрес ни в Москве, ни в Гааге не осуществлялось.

Как известно, 4 октября с.г. - т.е. спустя полгода после инцидента – Министерство обороны Нидерландов провело пресс-конференцию. Прозвучали обвинения. Однако, честно говоря, ничего нового, проясняющего суть претензий к российской стороне, мы не узнали.

8 сентября в МИД России была вызвана посол Нидерландов. Ей была вручена нота. В ней подчеркивается, что российская сторона расценивает инцидент с задержанием и выдворением российских граждан как провокацию в связи с линией Российской Федерации в ОЗХО, направленной против политизации деятельности этой авторитетной международной структуры и придания ей атрибутивных функций в нарушение КЗХО Устава ООН. 

К сожалению, вынуждены констатировать, что в очередной раз имеем пример мегафонной дипломатии, пример пренебрежения правовыми механизмами, которые были созданы и существуют для рассмотрения возникающих проблем в отношениях между любыми странами, в том числе между Российской Федерацией и Нидерландами.

Благодарю Вас, г-жа Председатель.