Назад

Об участии Посла России в Нидерландах и Постпреда России при ОЗХО А.В.Шульгина

Об участии Посла России в Нидерландах и Постпреда России при ОЗХО А.В.Шульгина
в онлайн-брифинге МИА «Россия сегодня»

 

2 ноября с.г. Посол России в Нидерландах и Постпред России при ОЗХО А.В.Шульгин принял участие в онлайн-брифинге, организованном мультимедийным пресс-центром МИА «Россия сегодня».

В ходе выступления были даны подробные ответы на вопросы, касающиеся проблематики Организации по запрещению химического оружия. А.В.Шульгин отметил, что ее работа глубоко «политизирована», а ряд стран-участниц пытается «навязать свои правила» остальным.

По просьбе журналистов Посол рассказал о текущем состоянии российско-нидерландских отношений в политической и экономической сферах, о том, какой образ России складывается у читателей голландских СМИ, о ситуации с распространением коронавирусной инфекции, российской вакцине, решении по «скифскому золоту», а также о культурных связях.

С видеоматериалами онлайн-брифинга можно ознакомиться по следующей ссылке: http://pressmia.ru/pressclub/20211102/953409447.html

 

(2 ноября 2021 г.)

(Стенограмма онлайн-брифинга Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Королевстве Нидерландов, Постоянного Представителя РФ при Организации по запрещению химического оружия

Александра Васильевича Шульгина)

 

ВЕДУЩАЯ: Добрый день! Я рада приветствовать нашего уважаемого гостя, брифинг которого мы сейчас начинаем, также коллег-журналистов, всех заинтересованных зрителей, которые сейчас на сайте пресс-центра медиагруппы «Россия сегодня» могут смотреть прямую трансляцию данного мероприятия.

Итак, мы начинаем брифинг чрезвычайного и полномочного посла Российской Федерации в королевстве Нидерландов, постоянного представителя РФ при Организации по запрещению химического оружия Александра Васильевича Шульгина. Приветствую вас, добрый день!

 

ШУЛЬГИН А.В.: Добрый день! Рад принимать участие в сегодняшнем брифинге.

 

ВЕДУЩАЯ: Хочу поблагодарить вас за то, что вы нашли время и возможность сегодня пообщаться с журналистами и со всеми заинтересованными зрителями и ответить на их вопросы, которые к нам пришли заранее. Очень хочу начать с вашей работы в Организации по запрещению химического оружия. Скажите пожалуйста, с какими сложностями сегодня российская дипломатия сталкивается в ОЗХО?

 

ШУЛЬГИН А.В.: С политизацией, безудержной политизацией работы ОЗХО. Органихация по запрещению химического оружия создавалась в 90-е годы прошлого века с целью помочь избавить мир от химического оружия, зарекомендовала себя на первых порах хорошо, как разоруженческая организация. Удостоилась даже Нобелевской премии мира.

Но, к сожалению, в последние годы картина изменилась в худшую сторону. Причина — небольшая группа государств во главе с США вознамерилась навязывать свои порядки в организации. Конкретно — они взяли курс на подмену международного права, в данном случае Химической конвенции, Конвенции о запрещении химического оружия, своими выдуманными, доморощенными правилами.

Наглядным свидетельством тому стала продавленное западными странами в 2018 году решение о наделении технического секретариата, административного органа ОЗХО, несвойственными функциями — прокурорскими, полицейскими функциями. Это грубо нарушает Химическую конвенцию и наносит ущерб исключительным прерогативам Совета Безопасности ООН.

В результате этого пагубного курса группы западных стран во главе с США обстановка в организации накаляется, сама организация занимается уже другими вещами, уходит в сторону от своего технического предназначения.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо, Александр Васильевич! Вы упомянули о политизации. Именно политизация мешает полноценному сотрудничеству России с Организацией по запрещению химического оружия, или что-то ещё?

 

ШУЛЬГИН А.В.: В первую очередь эта причина. Мы, к сожалению, не видим конструктивного настроя со стороны наших западных партнеров. Призываем вести равноправный диалог при учёте взаимных интересов сторон, уважительной диалог. Но, к сожалению, наши призывы остаются без должной реакции. И вот такое отношение приводит к деградации ситуации на площадке ОЗХО. От этой ситуации все уже устают — сплошные баталии, сплошная конфронтация.

 

ВЕДУЩАЯ: Александр Васильевич, а с чем связан новый виток обвинений в адрес России по делу берлинского пациента?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Я бы не стал говорить о новом витке обвинения. Скорее это продолжение всё той же осознанной кампании по дискредитации РФ. Всплеск активности западных стран наблюдался в начале ноября этого года на 98-й сессии исполнительного совета нашей организации, когда Великобритания от имени ещё 44 государства представила демарш, запрос к нам по статье 9 Химической конвенции. Через два дня мы ответили на этот выпад встревоженных государств, и провели свой встречной демарш. Также по статье 9 Химической конвенции направили запросы Франции, Швеции, ФРГ, Великобритании и техническому секретариату. К сожалению, получили ответы в стиле мегафонной дипломатии, сплошные отписки, которые абсолютно не разрешают этой проблемы.

Таким образом наглядно получено ещё одно свидетельство того, что суета, затеянная западными странами в ОЗХО — это не что иное, как политическая акция с тем, чтобы скрыть следы спланированной западными спецслужбами операции против Российской Федерации.

 

ВЕДУЩАЯ: Александр Васильевич, а почему не были удовлетворены запросы России по поводу раскрытии формулы вещества, которым был отравлен так называемый берлинский пациент? Почему Германия отказала, как Германия мотивирует отказ?

 

ШУЛЬГИН А.В.: 1 октября прошлого года технический секретариат опубликовал доклад об оказании технического содействия Германии по пункту 38 E статьи 8 Химической конвенции. Все сколько-нибудь значительные сведения в этом докладе были вымараны чёрным фломастером. Сделано это было по просьбе германской стороны, которая якобы исходила из интересов безопасности ФРГ. Появлялась информация о том, что, скрывая формулу химического вещества, немцы хотят не допустить того, чтобы в России узнали, какие навыки, какие технологии они используют для работы с этими материалами. Но вообще получается абсурдная ситуация: скрывая от нас формулу химического вещества якобы в целях нераспространения, немцы в то же время указывают на Россию как на страну происхождения этого вещества. Театр абсурда какой-то получается.

 

ВЕДУЩАЯ: Да уж. А могут ли Россию лишить права голоса в ОЗХО, что для этого требуется?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Не только Россию, но и любое другое государство могут лишить права голоса в ОЗХО в случае, если имеет место грубое нарушение положений Химической конвенции, несоблюдение обязательств.

Но мы-то свои обязательства строго соблюдаем, мы во многих отношениях являем собой пример бережного отношения к Химической конвенции. Мы досрочно завершили ликвидацию химических арсеналов, химического оружия. Еще в 2017 году это было сертифицировано экспертами Организации по запрещению химического оружия. Мы охраняем Химическую конвенцию, защищаем ее от посягательств со стороны других государств. Поэтому все эти претензии, которые к нам выдвигаются, носят сугубо политический характер, в том числе по этому делу российского блогера.

Чтобы не быть голословным, приведу вам только лишь один пример. На упомянутой мною уже сессии совета в начале ноября, как вы помните, британцы провели свой демарш. Через 2 дня в рамках той же сессии мне было поручено провести ответный демарш. Мне больше часа не давали возможности выступить по этому поводу. Приводили различные предлоги — процедурного характера, ссылки на то, что в зале нет болгарского посла, без которого такое обсуждение будет невозможным.

В конечном итоге я спросил представителей США и Великобритании, они особенно выбивались из сил — так вы встревожены или нет по поводу этого дела? Вы же подписались под этим заявлением, вы же участвуете в этом демарше. Неужели вы не хотите заслушать то, что есть сказать российскому представителю в соответствии с поручением, полученным из Москвы? Смотрю на представителей Великобритания и США — пожимают плечами, говорят — да нет, лучше отправьте по почте.

Вот она, истинная цена показной заботы западных стран о здоровье и благополучии нашего блогера. По-моему, это совершенно их не интересует. Главное для них — создавать предлоги для оказания политического нажима, создание поводов для новых санкций против Российской Федерации.

 

ВЕДУЩАЯ: Тогда логичный вопрос: а какие шаги может предпринять Россия в случае ограничения ее полномочий в ОЗХО?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Во-первых, я скажу — мы сделаем всё возможное для того, чтобы не допустить такого развития событий. Есть определенный расклад сил в организации, в руководящих органах этой организации, в частности в исполсовете государства Евроатлантического сообщества могут претендовать на определённое большинство. Они зачастую и пользуются этим обстоятельством, проводят иногда решения. Правда, мы иногда тоже срываем эти замыслы.

Но на заседаниях высшего органа Организации по запрещению химического оружия, а именно Конференции государств-участников, ситуация не такая уже однозначная. И западные страны, возможно, и не сумеют набрать нужное количество голосов. Но в любом случае, если что-то будет вырисовываться неблагоприятное для Российской Федерации — поверьте, мы будем готовы предпринять действия, адекватные складывающейся ситуации. По понятным причинам я не хотел бы сейчас на эту тему распространяться.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. В апреле текущего года ОЗХО приостановила права и полномочия Сирии. Как этот прецедент может быть использован против нашей страны, против России, и как восстановить права и полномочия Сирии?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Да, действительно, Конференция государств-участников приняла карательное, по сути дела, решение против Сирии. Проект этого решения был представлен Францией. Теоретически можно предположить, что наши западные оппоненты попробуют воспроизвести этот сценарий и в отношении России. Но только теоретически. Повторяю, здесь есть много нюансов, много обстоятельств. Я уже говорил вам об определённых раскладах, которые существуют в руководящих органах организации.

На вопрос о том, что сделать для того, чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону, ответ, видимо, напрашивается сам по себе. Западные страны, так называемые, пресловутые «друзья Сирии» должны отказаться от использования Организации по запрещению химического оружия в своих геополитических целях. А тогда всё остальное приложится само по себе, и, согласно отработанным техническим процедурам, в результате принятия новых решений руководящих органов.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо! А какие вообще вопросы сегодня стоят  на повестке дня заседаний ОЗХО?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Через 3 недели состоится очередное заседание высшего органа организации, Конференции государств-участников. Будут обсуждаться вопросы бюджета, программа работы организация на двухлетний период, и также будет, судя по всему, предпринята новая попытка группы западных стран добиться принятия решения, нарушающего Химическую конвенцию.

Я имею в виду предложенный США и их союзниками проект одобрения так называемого понимания в отношении запрета на использование в аэрозольном виде химических веществ, воздействующих на центральную нервную систему в правоохранительных целях. Ничего подобного в конвенции нет, нет даже понятия такого.

Мы задаемся вопросом, о каких вообще химических веществах в данном случае идет речь. Могут быть охвачены десятки, сотни, тысячи химических веществ, могут возникнуть серьезные последствия для международной торговли химическими товарами. По сути дела, в один прекрасный момент к категории товаров двойного назначения могут быть отнесены многие химические изделия. За этим скрывается расчёт некоторых стран получить одностороннее преимущество в торговле химикатами.

Поэтому мы призываем ответственные государства не поддаваться на эти призывы и принять соответствующее решение, возразить против такого одобрения. Если уж и вносить какие-то изменения в Химическую конвенцию, то нужно действовать строго согласно процедурам, прописанной в Химической конференции, а именно — использовать её статью 15, для особой, специальной конференции, не регулярной, а специальной конференции государств-участников, и рассмотрения поправок в конвенцию, которые принимаются консенсусом, а не путем голосования.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо! В октябре этого года Европейский союз ещё на год продлил санкции против российских граждан, которые якобы связаны с делом отравления в Солсбери. Какие факты по этому делу были представлены в ОЗХО, поднималась ли эта тема в рамках организации?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Нам неизвестно о предоставлении каких-либо новых фактов. Вместе с тем хочу сказать, что представитель Великобритании не упускает случая для того, чтобы в ходе заседания руководящих органов муссировать тему того, что произошло в Солсбери, в Эйлсбери наряду с делом российского блогера.

Мы возражаем, всё время ведём дискуссию, обращаем внимание на то, что Великобритания отказывается выполнять наш запрос по статье 9, отказывается отвечать на ноты нашего посольства. В общей сложности 80 вербальных нот послали англичанам, ни на одну они так толком и не ответили.

И то же самое можно сказать о псевдоответе, который дали британцы на наш последний запрос от 7 октября. Один только показательный факт: мы в числе прочего спросили англичан, какова, по их мнению, роль во всём этом деле госпожи Певчих, новоиспеченной подданной британской короны, о которой, кстати, известно, что она связана с британскими спецслужбами.

И получили вот такой ответ: роль госпожи Певчих в антикоррупционной деятельности господина Навального задокументирована в средствах массовой информации. Ответ по принципу «в огороде бузина, в Киеве дядька». Мы спрашиваем одно, нам говорят другое. Это псевдоответ, который нас не устраивает.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. А каким государствам ОЗХО, естественно, кроме России и Сирии, сегодня предъявляют претензии? И насколько компетентно проходит расследование в рамках ОЗХО в отношении конкретных государств, и принимают ли в этих расследованиях участие представители России?

 

ШУЛЬГИН А.В.: В основном претензия западных стран, даже не ОЗХО. Давайте будем исходить из того, что в организации царит раскол. Стороны занимают диаметрально противоположные позиции, и западные страны, повторяю, пресловутые «друзья» Сирии концентрируют свои нападки на Сирию. Поэтому правильно говорить о том, что они предъявляют, какие они предъявляют претензии к Сирии. Они заявляют о том, что сирийские власти до конца не разоружились в химическом отношении, сохранили потайные арсеналы, и более того, сирийская армия применяет химическое оружие против собственного народа.

У нас есть серьезные замечания, претензии к тем расследованиям, которые проводят специалисты ОЗХО на сирийской территории. Расследования эти проводятся в нарушение установленного регламента Организации по запрещению химического оружия. Прежде всего — в нарушении так называемой процедуры цепочки последовательных шагов для обеспечения сохранности собираемых вещественных доказательств.

Расследования проводятся дистанционно, в основном с опорой на показания сирийской вооруженной оппозиции. Львиную долю показаний дают представители «Белых касок». Вы знаете, этих провокаторов неоднократно уличали с поличным. В 2018 году, помнится, по всем каналам западных телекомпаний показывали без остановки ролик о том, как отважно Белые каски спасают людей, пострадавших от применения химического оружия во время якобы нападения на город Дума, пригород Дамаска.

Нам очень быстро удалось найти сирийцев, запечатленных на этом ролике, которые оказались невольными статистами провокации Белых касок. Мы привезли этих сирийцев, 14 человек, включая маленького мальчика Хасана, в Гаагу. Я добился того, чтобы прямо в зале пленарных заседаний Организации по запрещению химического оружия эти сирийцы выступили перед государствами-членами ОЗХО и рассказали о том, как эта провокация была устроена.

Конечно, западные страны тогда проигнорировали наше мероприятие. И посол одной из трех стран-агрессоров, которые нанесли ракетный удар по Сирии, не нашел ничего лучшего, чем сказать — какой, мол, отвратительный маскарад устроили русские в ОЗХО. Но это просто было сказано от бессилия.

Что касается участия российских экспертов в этих расследованиях — в какой-то момент мы действительно интересовались возможностью включения российских специалистов в миссию по установлению фактов применения химического оружия в Сирии. Я, помнится, разговаривал с тогдашним генеральным директором технического секретариата, и спрашивал, есть ли такая возможность.

На что он мне отвечал, патетически восклицая: никогда мы не пригласим экспертов из России и из Ирана в состав таких миссий по установлению фактов применение химического оружия в Сирии, потому что вы, Россия, Иран, вы находитесь там, на земле, проводите операции военные. При этом большая часть миссий, вот эта пресловутая МУФС по установлению фактов применения химического оружия, укомплектована была специалистами западных стран, и как раз эти страны и участвовали в операциях, пусть даже по линии спецназа, но всё равно присутствовали на земле. Вот такие двойные стандарты.

 

ВЕДУЩАЯ: Да уж. А есть ли у нашей страны, у России претензии к каким-то государствам по применению химического оружия?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Нас особенно беспокоит тема химического терроризма. Мы неоднократно на это обращали внимание. И хочу сказать, что летом этого года появился примечательный документ, шестой доклад следственной группы ООН по привлечению к ответственности за преступления ИГИЛ. В этом документе содержится информация о применении террористами химического оружия, разграбленного из попавшего к ним в руки из бывших арсеналов армии Саддама Хусейна.

Это факт, что терроризм имеет трансграничный характер в этом районе. Действуют такие группировки на территории Сирии, есть навыки, есть технологии. Есть, наконец, химические компоненты. Как они утекли из арсеналов армии Саддама Хусейна? Как осуществлялась передача этих химикатов? Это вопрос к американцам и британцам, которые находились на территории Ирака и которые якобы заботились о соблюдении стабильности и о безопасности.

Но факт остается фактом. Это серьезная проблема. Сирийские власти неоднократно сообщали в технический секретариат о готовящихся провокациях со стороны террористов. Если мне память не изменяет, двести вербальных нот направили в технических секретариат. И поверьте мне, ни на одну из этих нот технический секретариат не ответил.

Кроме того, здесь у нас в Организации по запрещению химического оружия создана группа открытого состава по вопросам химического терроризма. Но что-то никаких результатов её работы не видно.

 

ВЕДУЩАЯ: Печальная, однако, ситуация. Я хочу перейти сейчас к уточняющим вопросам, которые мы получаем от наших слушателей и зрителей. Корреспондент портала Nrws.ru. На сегодняшний день России не удалось получить от ОЗХО данные по делу Алексея Навального. Ранее вы заявляли, что дело политизировано. Как вы оцениваете сегодняшнее положение дел, видите ли вы признаки того, что ряд западных стран всерьёз намерен вернуться к обсуждению ситуации вокруг Навального в ОЗХО? Когда, по вашему мнению, это может произойти, и готова ли российская сторона к подобной дискуссии?

 

ШУЛЬГИН А.В.: К сожалению, не видим пока никаких признаков улучшения ситуации. Я уже рассказывал о том, какие мы отписки получили. В частности, молчит Федеративная Республика Германии. Я вам приведу показательный пример. Мы задавали один из вопросов — кстати, все эти вопросы находятся в открытом доступе, можно в интернете их найти. Мы задали вопрос немцам, какова была роль того таинственного человека, который находился на борту самолёта, которым был доставлен наш блогер на территорию ФРГ. Ответ поступил такой, что самолёт был зафрахтован частной компанией, и на борту находились представители федеральных ведомств.

Очень слабо верится в то, что федеральное правительство Германии не знало о составе пассажиров, вылетавших из ФРГ в Сибирь и вернувшихся в ФРГ. То же самое относится к немцам, французам, шведам — сплошные отписки.

То есть утаивают критически важную информацию, не говорю уже о составе химического вещества. Она критически важна для того, чтобы мы завершили нашу доследственную проверку на предмет выявления признаков состава преступления в том, что произошло с нашим  блогером в прошлом году. Если будут установлены такие признаки, то будет открыто и соответствующее уголовное дело.

Но, к сожалению, нам в предоставлении этой информации отказывают. Те же самые немцы, по поводу бутылки мы их спрашивали. Ответ невразумительный, смысл такой, что да, была бутылка, но обладание бутылкой совершенно необязательно для того, чтобы пролить свет на произошедшее. Ну как же так? Бутылка — ключевой элемент во всём этом деле, но обладание бутылкой, по логике немцев, совершенно не является обязательным условием.

Фактически они сами и задерживают прояснение ситуации. Предположение такое, что всё это дело затеяно с целью поиска новых предлогов для оказания давления на Российскую Федерацию. Я уже об этом говорил, здоровье и состояние нашего блогера их интересует постольку-поскольку.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо! Логично задать вопрос от Сергея Иванова: есть ли надежда получить комментарий по берлинскому пациенту от нового германского правительства? В какую сторону может измениться ситуация?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Во-первых, насколько я понимаю, новое германское правительство еще не сформировано. Поживём — увидим. Но то, что мы наблюдаем сейчас, особой надежды не внушает.

 

ВЕДУЩАЯ: Печально. Ещё один вопрос от Сергея Иванова: получали ли вы ответ от ОЗХО по поводу контроля за выполнением ФРГ, Францией и Швецией своих обязательств?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Мы задавали вопрос техническому секретариату в том числе и по поводу предъявления нам видеоматериалов, на которых запечатлены действия команды ОЗХО во время оказания технического содействия Германии, отбора биопроб в клинике Шарите, а также очень важной процедуры разделения биопроб перед отправкой их в сертифицированные лаборатории ОЗХО.

Это совершенно железное требование по внутренним правилам ОЗХО. Мы как государство-участник Химической конвенции, добросовестный участник Химической конвенции, вполне были вправе ожидать таких материалов. 27 июля направили запрос, глухое молчание. 7 октября новый запрос направили, и получили невразумительный ответ технического секретариата, смысл которого сводился к тому, что оказание техсекретариатом технического содействия Германии не связано, мол, никак с расследованием обстоятельств того, что произошло с российским блогером. Вот такая ситуация на сегодняшний момент.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо! Коллега Максим Дуков спрашивает: в начале октября вы сообщили, что Британия, ФРГ, Франция и Швеция получили список вопросов России по инциденту с российским блогером. Вы уже об этом упоминали. Не могли бы вы конкретизировать, какие были вопросы и какая реакция последовала?

 

ШУЛЬГИН А.В.: На эту тему я уже в принципе отвечал. Вопросы существуют в открытом доступе, мы спрашивали о формуле химического вещества. Это очень важно для проведения расследования. Мы спрашивали о роли госпожи Певчих, о ее местонахождении. И вопрос был техническому секретариату. Ответы все нас не удовлетворяют. Я повторяю, это видимость ответов. Никакие это не ответы. Ситуации это не проясняет. Но мы будем добиваться того, чтобы истина была установлена.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо! Коллега Игорь Семёнов просит вас прокомментировать заявление вашего коллеги, зампостпреда России при отделении ООН и других международных организаций в Женеве Андрея Белоусова о том, что ОЗХО всё больше становится инструментом политического давления, и узкая группа стран реализовывает через неё свои геополитические интересы. Но вы опять же уже об этом говорили ранее.

 

ШУЛЬГИН А.В.: Дополнительно два-три замечания сделаю. Я полностью согласен с мнением моего коллеги. Действительно, стараниями западной группы организации особенно технический секретариат превращается в инструмент геополитического давления. В результате утрачена традиция консенсуса. У нас решения ранее принимались с консенсусом, то есть единогласно. Сейчас всё больше и больше — путем голосования.

И любопытно: когда западные страны, те же самые американцы, сомневаются, сумеют ли они набрать необходимое количество голосов, они начинают лихорадочно скрести по сусекам. Конкретно это выражается в том, что в момент решающего голосования они начинают свозить в Гаагу буквально пачками своих подопечных из маленьких островных государств. Появляются представители Соломоновых островов, островов Кука, Санта-Лючия, которые, естественно, голосуют так, как требуют того их спонсоры — США, Великобритания. У них, знаете, не забалуешь. Шаг в сторону, шаг вправо — и свинцовая точка.

Перед принятием каких-то важных решений западные страны, особенно, если они хотят получить стопроцентную гарантию нужного им результата, начинают осуществлять демарши по столицам различных государств. Простите меня за такое выражение, бродят табунами. Выражается это все в том, что в министерство иностранных дел той или иной страны приходит сразу целая делегация, пять-шесть послов из стран Евросоюза, из НАТО, и они начинают все рассказывать о том, как важно было бы поддержать точку зрения коллективного Запада на предстоящей сессии.

Больше того, раздают памятки такие, где всё расписано по полочкам: во время обсуждения такого-то вопроса, если русские поставят этот вопрос в таком ключе, вы должны воздержаться, если русские сделают то-то, вы должны проголосовать против. Поверьте, я лично видел такие памятки. Вот такая тлетворная атмосфера, которая ничего общего не имеет с атмосферой взаимоуважительного, честного диалога на площадке ОЗХО.

 

ВЕДУЩАЯ: Очень печально что организация превращается в такую непонятную структуру. Александр Васильевич, я хотела бы сейчас перейти к другим вопросам, которые касаются не только работы российской дипломатии на площадке ОЗХО, но и второй сферы вашей деятельности в качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла в Нидерландах.

Вопрос от корреспондента портала News.ru. Ранее вы заявляли — видимо, имеется в виду одно из ваших интервью — что отношения между Россией и Нидерландами находятся в плачевном состоянии, и выразили готовность возобновления диалога между странами. На какой стадии находятся переговоры на настоящий момент, и какие сегодня имеются препятствия для полноценного налаживания диалога?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Отношения между Россией и Голландией стали ухудшаться еще задолго до событий 2014 года, задолго до исторического воссоединения Крыма с Российской Федерацией, задолго до трагедии малайзийского Боинга в небе над Украиной. Был инцидент с российским советником-посланником здесь, в Гааге. Голландцы признали свою вину от имени королевства, нам принесли извинения за этот счёт.

В 2014 году голландцы примкнули к остальным странам Евросоюза и НАТО в их усилиях по сдерживанию Российской Федерации, и даже попытались внести самобытные нотки в эту стратегию. Тогдашний министр иностранных дел Нидерландов Берт Кендерс  сформулировал кредо отношений королевства с Российской Федерацией. Надо, говорил он, показывать русским две руки. Одну руку — с раскрытой ладонью, как бы с предложением о сотрудничестве, а другой рукой, туго сжатой в кулак, грозить России, показывать, что мы бдительны, и не допускать работы по принципу бизнес как обычно, дела как обычно.

На поверку выяснилось, что открытая ладонь, протянутая рука с открытой ладонью — это скорее красивая фигура речи, а на самом деле наши голландские партнеры старались нам всё больше и больше грозить. Вот в таком режиме мы и живем последние годы.

В этом году наблюдается небольшое оживление, дипломатический советник премьер-министра Голландии побывал у нас в Москве с визитом, совсем недавно прошли интересные и содержательные консультации межведомственного характера по вопросам международной информационной безопасности. Ожидается возобновление консультаций по линиям профильных департаментов министерств иностранных дел наших стран.

Но в целом ситуация, конечно, далека от благополучной. Заморожены парламентские связи, не работает такой важный механизм торгово-экономического взаимодействия, как межправительственная комиссия. Уже 8 лет не собиралась эта комиссия. Словом, если мы что-то хотим сдвинуть с мёртвой точки, нам нужно предпринимать энергичные усилия.

Но это улица с двусторонним движением. Мы готовы взаимодействовать с нашими голландскими партнерами ровно настолько, насколько они сами готовы взаимодействовать с нами.

 

ВЕДУЩАЯ: Благодарю вас. Вопрос от издания «Вечерний Петербург»: как на отношениях Россия-Голландия сказывается русофобия, которая сегодня царит в Европейском союзе? Насколько упала планка российско-голландских двусторонних отношений после старта санкционной политики Европейского союза? На этот вопрос вы уже начали отвечать.

И ещё добавлю вопрос от коллеги: насколько предвзято сегодня в Нидерландах относятся к России?

 

ШУЛЬГИН А.В.: К сожалению, средства массовой информации Голландии за редким исключением публикуют материалы преимущественно негативного характера о нашей стране. Я что-то не припомню, чтобы был хоть какой-то позитивный материал на культурную тему или ещё что-то. Днем с огнём не сыщешь таких материалов. И естественно, люди же живут не в безвоздушном пространстве, и вот эти материалы, антироссийские публикации, так или иначе откладываются в подсознании людей.

Но вместе с тем на бытовом уровне я бы не сказал, что имеет место какая-то русофобия в Голландии. Голландцы — люди доброжелательные, приветливые, трудолюбивые, открытые. И мне, и нашему посольству неизвестно о каких-либо случаях русофобии, чтобы кто-то только на основании нашей этнической принадлежности высказывал какие-то претензии или вел бы себя каким-то неподобающим образом.

 

ВЕДУЩАЯ: То есть враждебность жители Нидерландов к России, к россиянам не проявляют?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Да, не проявляют.

 

ВЕДУЩАЯ: Вопрос от Олега Орлова: уточните пожалуйста, какой образ России создают в своих публикациях нидерландские СМИ? Как нас рисуют, как представляют?

 

ШУЛЬГИН А.В.: К сожалению, образ в основном негативный. Постоянно звучит тема хакерских атак, русских хакеров, вмешательства в демократические процессы на Западе в целом и в Голландии в частности. Обвинения в шпионаже. Вот пример последнего времени, буквально на прошлой неделе появился материал в голландской прессе о том, что, дескать, кто-то угрожает адвокатам семей людей, пострадавших в катастрофе малайзийского Боинга. Якобы какие-то люди в солнцезащитных очках наблюдают за этими адвокатами, следят за ними. Хотя никакой физической угрозы или каких-либо действий они не предпринимают. Совершенно безосновательное заявление, на мой взгляд, просто высосанное из пальца.

И что вы думаете? На основании этого газетного материала депутаты местного парламента начинают бушевать. Один из депутатов требует срочно вызвать на ковёр российского посла, сделать ему представление. Другой депутат заявляет — ну как же так, тут люди в солнцезащитных очках бродят, преследуют адвокатов участников процесса по малайзийскому Боингу. А мы вот сидим сложа руки, ничего не делаем, надо срочно вводить новые санкции. Вот это пример того, какой образ создаётся в России. В основном оперируют ложными новостями, фейкньюс.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Вновь хочу вернуться к вопросу корреспондента портала News.ru, тем более, что вы сейчас упоминали о новостях, которые публикует голландская пресса, связанных с делом о сбитом рейсе MH-17. В Нидерландах начинается очередной блок слушаний в судебном процессе по делу о сбитом Боинге. Как вы оцениваете ход этого разбирательства, есть ли основания ожидать, что оно принципиально повлияет на оценки международного сообщества по поводу трагедии?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Россия не является стороной этого судебного процесса. Вместе с тем, поскольку обвинения предъявлены в том числе гражданам Российской Федерации, мы, естественно, следим за этим процессом с точки зрения соблюдения прав наших граждан.

Но в целом вы знаете, что Российская Федерация стояла у истоков резолюции Совета Безопасности ООН 2166. Мы высказались за полноценное, беспристрастное, непредвзятое расследование обстоятельств случившейся трагедии.

К сожалению, то, что делает совместная следственная группа, возглавляемая Голландией, таким расследованием не является. Мы много раз высказывали наши замечания. Очень однобоко действуют следователи, игнорируют важные материалы, которые представляет российская сторона.

Я вам приведу пример двойных стандартов, на мой взгляд. Охотно, без всякой проверки верят украинским представителям. Например, в зоне крушения малайзийского Боинга, как установлено, находились три радарные установки с украинской стороны. В момент трагедии все три установки были отключены якобы для проведения профилактических работ. Это что-то совершенно странное, в это не верится. Тем не менее, следователи совместной следственной группы всё это воспринимают как данность. Ах, были выключены на регламентные работы — ну хорошо, принимаем мы это к сведению. Далее, американцы заявляли о том, что у них есть спутниковые снимки, на которых запечатлён был запуск ракеты. Снимков никаких они не предоставили, голландцы удовлетворились тем, что поверили им на слово.

В то же время с российской стороны мы передали необработанные первичные данные с радаров. Мы также рассекретили данные Министерства обороны Российской Федерации. В какой-то момент голландцы проводили пресс-конференцию, демонстрировали обломки ракеты с бортовым номером. По этому бортовому номеру Министерство обороны Российской Федерации установило происхождение ракеты, она была изготовлена в 1986 году, и в 1986 году была поставлена на территорию Украины, с тех пор на территорию Украины не возвращалось.

Ну и что? Никакой реакции, глухое молчание со стороны совместной следственной группы. Конечно, это совершенно неприемлемая ситуация. До сих пор остается открытым вопрос, почему Украина не закрыла свое воздушное пространство над зоной конфликта? Голландские депутаты неоднократно ставили вопрос. В какой-то момент правительство Голландии привлекло к этому делу экспертную компанию из США. Экспертная контора судила-рядила, потом выдала мутное заключение, ни вашим, ни нашим. Ситуацию абсолютно не проясняет, и вопрос остается в подвешенном виде.

С учётом этих обстоятельств Россия подала межгосударственный иск Украине в рамках Европейского суда по правам человека — почему Украина не закрыла воздушное пространство над зоной конфликта?

Так что поживём — увидим.

В рамках судебного разбирательства вчера или позавчера прошло сообщение о том, что по просьбе адвокатов одного из обвиняемых, по просьбе адвокатов Булатова суд принял решение приобщить к материалам своей работы данные, предоставленные Алмазом-Антеем. Посмотрим, что из этого получится, какие будут сделаны выводы.

 

ВЕДУЩАЯ: Благодарю вас. Ещё один вопрос, связанный с Украиной, мы получили от издания «Новости Крым». Александр Васильевич, прокомментируйте пожалуйста решение суда в Нидерландах относительно скифского золота, которое отдают Украине. Что будет делать Россия, апелляция в голландский Верховный суд поможет?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Мы выражаем сожаление по поводу решения апелляционного суда. Совершенно очевидно, оно политически мотивированное. Судьи полностью проигнорировали тот факт, что артефакты, представленные на выставке в Голландии, являются неотъемлемой частью культурно-исторического наследия народов, проживающих в Крыму. Это очень опасный прецедент для будущих музейных контактов, подрывается доверие музейных сообществ. Музеи теперь будут думать, предоставлять ли свои экспонаты или нет, и это может в том числе сказаться на дальнейшем музейном сотрудничестве между Россией и Голландией.

К этому хочу добавить, что экспонаты отсюда, из Голландии, никуда не уходят. Они до сих пор здесь остаются, и у крымских музеев есть ещё возможность обратиться в кассационный суд, коим является Верховный суд Голландии.

 

ВЕДУЩАЯ: Благодарю вас, Александр Васильевич. Коллега Игорь Николаев просит вас прокомментировать, какая сегодня ситуация в Нидерландах с ковидом, как население, СМИ и официальные власти относятся к российской вакцине «Спутник V», будут ли голландцы вакцинироваться Спутником, когда Европейское агентство по медицинским препаратам его сертифицирует?

 

ШУЛЬГИН А.В.: В деле обуздания новой коронавирусной инфекции наши голландские партнёры действовали по принципу — долго запрягают, а потом берут с места в карьер. Они действительно долго не могли начать вакционную кампанию, но потом стали действовать чрезвычайно активно, очень слаженно, здорово. На сегодняшний момент вакцинировано уже 80% населения страны. Мало-помалу они идут к созданию устойчивого коллективного иммунитета, как гарантии против распространения инфекции.

К сожалению, сказывается осенняя ситуация, сезонный грипп. И сейчас в Голландии наблюдается очередная вспышка. Возможно, будут введены дополнительные ограничения. Посмотрим. Сегодня, как раз, по-моему, ожидается заявление правительства на этот счет.

Что касается российской вакцины Спутник — к ней проявляют интерес. Мы в посольстве получаем много писем от рядовых голландцев по этому поводу. Но, к сожалению, как вы знаете, Европейское агентство лекарственных средств до сих пор не сертифицировало нашу вакцину, поэтому голландцы не могут прививаться Спутником.

Я уверен, что, если и когда такая сертификация будет осуществлена, голландцы с удовольствием будут вакцинироваться и Спутником, и другими российскими вакцинами.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Издание «Туристический портал» задаёт следующий вопрос: Нидерланды возобновляют авиасообщение с Россией с 9 ноября. Какие ограничения остаются для российских туристов, что нужно предъявлять при пересечении границы, и обязателен ли карантин?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Будет правильно говорить о том, что Россия открывает свои границы, в дополнение к тому распоряжению, которое было принято российским правительством в марте 2020 года, Голландия сейчас присоединяется, подключается к списку стран, из которых мы можем принимать туристов, деловиков, представителей бизнеса, культуры.

Но им нужно будет обязательно представлять результаты ПЦР-теста. Возобновляется, я бы сказал, нормальная визовая работа нашего посольства. Выдаются визы в обычном порядке туристам, бизнесу и так далее.

В то же время в полной мере сохраняются ограничения на посещение Голландии российскими гражданами. До сих пор речь идёт о поездках только дипломатов, официальных делегаций, спортсменов высокого уровня. В общем, в час по чайной ложке. О возобновлении туристических потоков речи не идёт, и все эти ограничения пока сохраняются, к сожалению.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Не могу не задать вопрос от Татьяны Ефимовой: какой культурный обмен происходит между нашими странами, насколько процесс осложнился из-за пандемии, и какие проекты сейчас находятся в разработке? Продолжается ли российско-нидерландский диалог в культурной сфере?

 

ШУЛЬГИН А.В.: К сожалению, в последние два года культурные обмены ослабли. На то объективное объяснение — ограничения поездок и контактов. Тем не менее по мере улучшения санитарно-эпидемиологической обстановки появляются новые перспективы. С большим успехом в Эрмитаже на Амстеле, в выставочном центре здесь в Амстердаме, прошла выставка из коллекции нашего Санкт-Петербургского Эрмитажа «Цари и рыцари. Интерес Романовых к средневековью».

В сентябре в Роттердаме с большим успехом прошел 25-й традиционный Георгиевский фестиваль. После выступления оркестра под управлением нашего маэстро Гергиева зал полчаса, если не ошибаюсь, стоя рукоплескал нашему маэстро. Очень трогательная и волнительная была сцена.

В следующем году, в июне 2022 года, намечаются мероприятия в ознаменование годовщины со дня рождения Петра Великого, 350 лет. В Голландии чтут память российского императора, знают, какую роль он сыграл в становлении нашего сотрудничества. Он здесь неоднократно бывал, есть музей, домик Петра Первого.

В общем, мало-помалу культурные обмены возобновляются. Правда, я уже сказал о решениях суда по скифскому золоту. Это может быть, к сожалению, неприятным прецедентом для наших межмузейных обменов.

 

ВЕДУЩАЯ: Спасибо! Максим Крутихин: насколько серьезно энергетический кризис ударил по Нидерландам, и идёт ли сотрудничество с Россией в энергетических вопросах?

 

ШУЛЬГИН А.В.: По имеющимся данным, газовые хранилища королевства заполнены сейчас, по состоянию на ноябрь, только наполовину. Это, конечно, не очень хорошо, возникает тревога, что будет зимой. Ходят разговоры о том, что домохозяйства будут платить больше за газ, называют разные цифры. Но получается в любом случае внушительная сумма дополнительных расходов.

Сложившееся положение объясняется целым рядом факторов. Во-первых, голландцы практически закрыли свое доморощенное месторождение из-за опасности землетрясений там. Свернули работы на малых газовых месторождениях в Северном море. Кроме того, предыдущая зима была очень холодной. На официальном уровне никто не упрекает Россию за то, что такой ажиотаж на газовом рынке. Однако в прессе появляются перепечатки из других изданий, где пытаются бросить тень на Газпром, который, мол, и создает всю эту ситуацию.

Тем не менее мы не видим признаков какой-то паники в Голландии. Голландцы уверены, что сумеют справиться со своими проблемами. Газ они получают из России и Норвегии, и считают, что обстановку не надо драматизировать.

 

ВЕДУЩАЯ: Благодарю вас. Вопрос от Станислава Опарина: после Брекзита многие ожидали Некзит. Насколько, по-вашему, вероятен выход Нидерландов из Европейского союза, и какие это может иметь последствия для Нидерландов и России?

 

ШУЛЬГИН А.В.: Действительно, в 2016 году после референдума в Великобритании здесь, в Голландии, тоже стали раздаваться голоса, а не задуматься ли нам о Некзите, о выходе Нидерландов из Евросоюза. Но с течением времени эти разговоры сошли на нет. Больше того, голландцы, по-моему, пытаются приспособиться к новой ситуации и воспользоваться выходом британцев из Евросоюза для того, чтобы укрепить свои позиции в Евросоюзе, прежде всего в финансовой сфере, в сфере финансовых институтов.

На сегодняшний день что-то мы не слышим, чтобы хоть кто-либо из представителей различных политических партий в Голландии упоминал тему Некзита.

 

ВЕДУЩАЯ: Благодарю вас, Александр Васильевич, за прекрасное интервью, прекрасное общение с журналистами. Вы ответили на все вопросы, которые мы получили. Я знаю, что мы должны вас отпустить сейчас на важную встречу. Всего доброго, до свидания!  Приходите к нам ещё, до новых встреч!

 

ШУЛЬГИН А.В.: Спасибо большое, я тоже был очень рад поучаствовать в сегодняшнем общении с нашими слушателями! Спасибо вам за брифинг.

 

 


Архив: Новости Посольства