Назад

Комментарий М.В.Захаровой о решении Государственного совета Нидерландов не предавать гласности служебные материалы по делу МН17

Был задан вопрос относительно российского взаимодействия с Австралией и Нидерландами, которые, не дожидаясь окончания уголовного расследования Совместной следственной группы (ССГ), пытаются возложить на Россию ответственность за гибель рейса МН17. Напомню, что речь тогда шла о возможных трехсторонних консультациях между Россией, с одной стороны и Австралией и Нидерландами с другой, на проведение которых уже в ближайшее время, мы, кстати, дали свое согласие. Естественно при том понимании, что основное внимание на них будет сфокусировано на всем комплексе вопросов, связанных с гибелью «Боинга» в небе над Украиной.

Хочу еще раз подчеркнуть, что российская сторона тогда согласились на проведение консультаций с Нидерландами и Австралией по данному вопросу. Это принципиально важный момент.

Как известно, представители этих стран уже не раз пытались безосновательно обвинить Россию в отказе от сотрудничества, хотя в действительности именно наша страна не только проявляла готовность к взаимодействию как с Нидерландами и Австралией, так и с ССГ, но и вносила конкретный вклад в работу по установлению истины в отношении трагедии, произошедшей в небе над Украиной 17 июля 2014 года.

Хотела бы обратить ваше внимание на очень подробное  и обстоятельное интервью, которое дал в понедельник агентству РИА «Новости» заместитель Генерального прокурора России Н.А.Винниченко https://ria.ru/20190121/1549650959.html

В интервью он подтвердил, что российская сторона активно взаимодействовала с Нидерландами по линии генеральных прокуратур, предоставляла всю имеющуюся информацию, исполняла все запросы ССГ и передала международному следствию внушительный объем важнейших данных. Подчеркну, что к ним относится и информация о российской военной технике, которая была специально для этого рассекречена, а также первичные радиолокационные данные и документация, доказывающая украинскую принадлежность ракеты, сбившей рейс МН17.

Что же происходит в это время в самих Нидерландах? Требуя от российской стороны ответов на уже, казалось бы, полностью удовлетворенные российской стороной запросы следователей, свои тайны, которые могли бы пригодиться в ходе расследования, голландские власти выдавать наотрез отказываются.

С 2015 г. тянулась судебная тяжба между тремя голландскими изданиями и правительством Нидерландов. Журналисты через суд пытались заставить свои власти предоставить общественности и следователям стенограммы заседаний кабинета министров, посвященных крушению рейса МН17, а также встречи с экспертами, оценивавшими работу голландских властей в дни катастрофы.

Правительство Нидерландов добровольно делать этого не захотело. И вот на прошлой неделе Госсовет Нидерландов – высшая судебная инстанция, наделенная полномочиями конституционного суда, – поставил точку в деле, полностью став на сторону Правительства. Согласно решению Госсовета, указанные материалы можно теперь вообще не раскрывать. Как же транспарентность? Как же прозрачность расследования гибели малайзийского авиалайнера? Как же свобода слова? Как же права журналистов и СМИ на получение данных, материалов и информации по трагедии, которая объединила целый ряд стран? Не являемся ли мы свидетелями попытки властей Нидерландов утаить все то, что не подкрепляет официальную версию гибели рейса МН17?


Архив: Новости Посольства