Постоянное представительство Российской Федерации при Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) действует на постоянной основе в Гааге (Королевство Нидерландов). Оно ведет переговоры с Техническим секретариатом ОЗХО, другими делегациями, обеспечивает участие России в мероприятиях, проводимых под эгидой Организации, а также взаимосвязь ОЗХО с национальным органом России, отвечающим за выполнение положений Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении, – Министерством промышленности и торговли Российской Федерации.

Ежегодно в рамках ОЗХО проводятся сессии ее исполнительных органов. Три раза в год – Исполнительного совета и в конце года Конференции государств-участников. Постоянное представительство России при ОЗХО информирует МИД России об изменениях в обсуждении текущих вопросов в ходе неформальных консультаций, проводимых в межсессионный период, а также оказывает помощь и информационную поддержку прибывающим для участия в заседаниях исполнительных органов российским делегациям.

Новости

Назад

О ситуации в Сирии. Из ответов В.В.Путина на вопросы в ходе Пленарного заседания Петербургского международного экономического форума

http://kremlin.ru/events/president/news/54667

 

<…>

М.Келли: Давайте всё-таки переменим тему, перейдём к Сирии.

Наш Президент говорил о том, что Вы поддерживаете там злого человека, он говорил об Асаде. Вы верите в это?

В.Путин: Во что? В то, что Асад – злой человек? А Вы спросите других лидеров, которые с ним общались. Он ведь чаще бывал в Европе, чем в России, после того как избрался. Мы защищаем там не столько Президента Асада, сколько сирийскую государственность. Мы не хотим, чтобы на территории Сирии возникла ситуация, сопоставимая с Ливией, или с Сомали, или с Афганистаном, где НАТО присутствует уже в течение многих лет, а ситуация к лучшему не меняется.

Мы хотим сохранить государственность и на базе решения этой фундаментальной проблемы двигаться дальше в сторону урегулирования политическими средствами сирийской проблемы. Да, наверное, там все в чём-то виноваты. Но давайте мы не будем забывать, что если бы не активное вмешательство извне, там бы не было такой ситуации и такой гражданской войны, как мы наблюдаем.

В чём обвиняют Президента Асада в последнее время? Мы знаем об обвинениях в применении химического оружия. Доказательств вообще никаких нет! Мы предложили же сразу после того, как это произошло, провести инспекцию прямо на аэродроме, откуда якобы взлетали самолёты Президента Асада с химическим оружием. Я хочу ещё раз повторить, потому что не все это слышат: если там было применение, грузили какие-то снаряды с химическим оружием, современные анализаторы, современные средства контроля точно бы это уловили, что, да, здесь, в этом самолёте, на этой площадке было химическое оружие.

Отказались, никто не хочет. Разговоров много, а конкретных дел – ноль. Мы предложили провести инспекцию там, куда был нанесён удар: «Давайте посмотрим, что там?» Тоже нельзя. «Почему?» – «Там опасно». – «А чего же там такого опасного, если удар якобы нанесли по здоровой части даже вооружённой оппозиции? Там же нормальные люди, что с ними опасного?» – «Нет, там тоже нельзя». Но совершенно точно известно, что в Ираке (здесь сидит представитель Ирака, мы его тоже приветствуем), в иракском Курдистане применяли боевики оружие химическое, и это установлено всем международным сообществом, всем. Значит, у них есть оно. А, судя по заявлениям Международной организации по контролю за этим видом оружия массового уничтожения, Сирия его уничтожила.

Понимаете, если создаются поводы и предлоги, причём без всякого желания расследовать всю суть проблемы, то так можно говорить о чём угодно. Давайте говорить предметно. Асад совершил ошибки? Да, наверное, немало. А те люди, которые ему противостоят, они что, ангелы, что ли? Это кто там людей убивает, детей казнит, кто головы отрезает? Это что, люди, которых мы должны поддержать?

Вы знаете, что мы с нашими коллегами американскими просто до посинения спорили по поводу того, наносить удары по каким-то территориям или нет? «Нет, туда нельзя». – «Почему?» – «А там здоровая часть оппозиции». Мы говорим: «Но там же ещё ИГИЛ и «Джабхад ан-Нусра?» – «Да, но там всё перемешано так, что не понять, кто где находится». – «Ну, разъедините их тогда. Что приличные, порядочные люди делают вместе с террористами? Вы их контролируете? Пусть уйдут, пусть дадут нам возможность бороться с террористами». – «Нет, не трогайте». Почему это? Ждать, пока они к нам приедут или к вам? Мы не будем. Хотите о чём-то договариваться, давайте будем договариваться.

Вот Премьер-министр кивает головой, потому что Индия постоянно сталкивается с угрозой терроризма. Это не надуманная проблема. У нас 4 тысячи человек только из Российской Федерации, по нашим предварительным подсчётам, там находится, в Сирии, и 4,5–5 тысяч примерно из стран СНГ, из Средней Азии в основном. Для нас это реальная угроза. Они пытаются вернуться, некоторые возвращаются. Мы и начали-то наши операции там, в Сирии, только потому, что мы понимали, к чему дело идёт. Поэтому не нужно вешать ярлыки никому. Давайте будем просто предметно работать вместе. Мы к этому готовы. Нужна конструктивная позиция с вашей стороны.

М.Келли: Нам известно, что Асад использовал химическое оружие до того. И Россия добилась соглашения в 2013 году, для того чтобы положить этому конец. Россия признала использование химического оружия, для того чтобы предотвратить дальнейшее его использование.

Вопрос заключается в том, использовал ли Асад химическое оружие несколько месяцев тому назад? Хотела бы ещё раз остановиться на этом вопросе. Мы все видели видео, на котором были показаны страдающие, умирающие дети. Именно эта причина побудила Президента Трампа приказать нанести удар. Асад утверждает, что это фальшивые видео. Вы считаете, что эти видео подложные? Они сфальсифицированы?

В.Путин: Первое. Когда мы с Президентом Обамой договаривались вместе поработать над уничтожением химического оружия в Сирии, мы исходили из того, что оно там есть. Но мы никогда не признавали, что Асад его применял. Я Вас прошу быть более точной.

Второе. По поводу людей, которые были убиты, пострадали от применения оружия, в том числе химического оружия, – это ложная информация. На сегодняшний день мы абсолютно убеждены, что это просто провокация. Асад этого оружия не применял, и всё это было сделано людьми, которые хотели его в этом обвинить.

Более того, наши спецслужбы получили дополнительные сведения о том, что и в других регионах Сирии, в том числе недалеко от Дамаска, хотят повторить такой же сценарий. Мы предали эту информацию гласности. Слава богу, у тех, кто планировал эту акцию, вовремя хватило ума этого не делать.

М.Келли: Если позволите, хотела бы продолжить обсуждение этого вопроса.

Дело в том, что в Турции проводились вскрытия жертв использования. И видели эти тела представители ОЗХО и представители Всемирной организации здравоохранения. Был сделан вывод, что зарин использовался против этих людей.

Неужели все участвовали в этом заговоре: и криминальные лаборатории, и ОЗХО, и ВОЗ? Неужели все они участвуют в этом заговоре?

В.Путин: Ответ очень простой, и Вы его знаете: он мог быть кем-то применён, но не Асадом, а кем-то специально применён, чтобы обвинить Асада в этом. Поэтому дальнейшее расследование без понимания причин того, кто это сделал, бессмысленно. Это только играет на руку провокаторам, которые организовали эту акцию. Вот и всё. Что же здесь непонятного? Мне кажется, это абсолютно ясно.

Но я хочу Вам задать вопрос тогда: а почему не поехали сразу на место, с которого якобы совершено было нападение химическим оружием? Почему никто не поехал на инспекцию этого аэродрома? Почему никто не стал проверять самолёты, с которых якобы был нанесён удар, когда мы предлагали? Почему никто не поехал на место нанесения этого удара? Ответ простой: потому что боялись, что вскроется эта фальсификация, – вот и всё.

А то, что Вы мне говорите, меня не только ни в чём не убеждает, а говорит о том, что нам лучше не строить таких предположений и не перетягивать там канат, а лучше объединять усилия против реальных угроз, реальных. Мы знаем хорошо, что это такое. Америка далеко, и там небольшой взрыв, от которого, к сожалению, тоже люди пострадали на известном спортивном мероприятии. А мы-то от этого знаете, как страдали здесь? Мы прекрасно понимаем, с кем имеем дело.

Ни в коем случае нельзя использовать никого из этой враждебной современной цивилизации среды для решения сиюминутных, текущих политических вопросов. А мы видим иногда такие попытки: «Вот давайте используем этих и этих в борьбе с тем же Асадом». А почему этих и этих? А потому что воевать больше некому. Стоит вам сегодня этих или этих использовать, завтра неизвестно, что будет с вами самими. Они потом с вами будут воевать.

Вот создали когда-то «Аль-Каиду», создавали в борьбе против Советского Союза в Афганистане, потом «Аль-Каида» нанесла удар 11 сентября по Америке. Вот к чему это может привести. Надо думать о долгосрочных возможных негативных последствиях.

<…>